Мыслитель

Потерянный праздник

Сегодня исполняется 25 лет с момента принятия основного закона России — Конституции. Из-за зашкаливающего количества злоупотреблений наш главный государственный документ стал объектом шуток.

И правда, большинство положений трактуются органами власти двояко или не трактуются вообще никак. О чем можно рассуждать, если даже один из создателей Конституции, Сергей Шахрай, оценивает фиктивность Основного закона на 25-30%. 

Но я хотел бы поговорить о другом. 

В 2004 году по инициативе самого «либерального и демократического» Владимира Жириновского из календаря государственных праздников убрали 12 декабря — День Конституции. За счет этого увеличили длину новогодних каникул, о чем потом, кстати, часто наши государственные деятели жалели.

По логике чиновников роль идеологического государственного праздника должен был играть День России, 12 июня. Но за двадцать с лишним лет народ так и не понял смысл этого дня. Почему именно 12 июня? Чем так важен документ, в честь которого сделали выходной? Самое главное, это не очень понимают и сами чиновники. За все это время не нашлось никакого толкового объяснения, и 12 июня по телевизору крутят фильмы про войну, на улицах одинокие активисты-мгеровцы машут триколорами, а большинство людей уезжает на природу есть шашлыки.

Более бестолковым и бессмысленным праздником стал только День народного единства, отмечаемый в холодный и промозглый ноябрь, когда даже на природу не выйдешь и на обязательных митингах стоять противно. 

Read more...Collapse )
Пижон

Тролль под мостом

Мало кто знает, под мостом, разделяющем район улицы 8го Марта и Арбеково живет самый настоящий тролль. Нет, не интернет-провокатор, а самое настоящее зубастое, громадное чудище.

Город растет, цивилизация отвоевывает у дикой природы территорию. И еды становится все меньше.
Бедный тролль видимо голодает, поэтому по ночам, пока никто не видит, откусывает немного от моста.



Тролль - животное редкое. Городские власти его не трогают. Берегут

Писатель

Дракон

По каменной мостовой, чеканя шаг, к вершине горы, на которой был в незапамятные времена возведен город, Сигурд шел убивать Дракона. Глаза его излучали уверенность. Движения были легки и непосредственны. Весь вид его олицетворял слом существующей системы и воодушевлял на борьбу.

Обгоняя Сигурда на полверсты, впереди бежали его прислужники. Они стучали в двери и окна всех домов и громко кричали: «Сигурд идет убивать Дракона!»

«Поединок! Поединок! Поединок с Драконом!»

«Мы за новую власть! Смерть дракону! Сигурд убьет Дракона!»

На улицах стали появляться любопытные жители. Женщины охали, дети показывали пальцами на Сигурда, старики скептически и немного укоризненно провожали его взглядами (мол, зачем что-то менять, и так все хорошо), молодежь же, склонная к бунтам и переменам видела в Сигурде спасителя. То от одного дома, то от другого отходили юноши и присоединялись к воину. Шествие становилось все больше и больше. Крики первых агитаторов уже пропадали в гуле толпы.

«Долой тиранию Дракона!», «Бургомистр – вор!», «Не забудем, не простим!», «Власть народу!», «Нет произволу!», «Город без Дракона!» - скандировала толпа. Бушующим потоком, возглавляемым Сигурдом, она пронеслась по улицам к центральной площади, посреди которой была огромная дыра – вход в пещеру Дракона. Недалеко от площади появился бургомистр с группой солдат. Он не решался натравить их на людей и Сигурда: древний обычай, признаваемый даже Драконом, давал любому право беспрепятственно сразиться с хозяином города.

Сигурд медленно, чинно, с видом человека, уже убившего Дракона, взобрался на помост около пещеры. Он неторопливо обвел взглядом толпу и, дождавшись, когда она замолчит, начал вдохновенно говорить:

«Кого я вижу перед собой? Я вижу отчаявшихся людей. Людей, уставших от произвола Дракона и его прихвостней, от адской бюрократии, которую устроил в нашем славном городе наш мерзкий бургомистр, я вижу людей уставших ото лжи с трибун и от беспредела городской стражи, от взяток, убийств и беззакония. Я вижу людей, желающих что-то изменить в этой жизни!

Спасибо вам, что пришли сюда! Когда я говорю, я чувствую вашу поддержку. Я, Сигурд, лишь часть единого порыва, часть того движения, того великого народа, от лица которого сегодня я УБЬЮ ДРАКОНА!» - последние слова он особо выделил. Толпа взорвалась неистовым ревом. Сигурд продолжил: «Я рад быть частью, пусть даже маленькой частью чего-то очень большого и мощного. Спасибо вам еще раз, друзья мои! Спасибо всем огромное!» Толпа снова взорвалась одобрительными возгласами.

« Многие из вас часто собирались на митингах и демонстрациях. Вас разгоняли, арестовывали и убивали. То были митинги отчаянья! Вы понимали, что ничего не добьетесь, но все равно митинговали. Сегодня я заявляю вам: это митинг победы! Я рад сегодня быть здесь с вами. Спасибо!» Народ неистовствовал. Бургомистр нервно вытирал пот со лба. Стража держала руки на оружии.

Тем временем воин продолжал: «Видя, что здесь собралась большая часть нашего славного города, я говорю вам однозначно: Это победа! Посмотрите на себя. Многие из вас даже не знают друг друга. Но на лице каждого вы прочтете: «Приходи бороться за свою свободу!» Вы пришли и боролись. Вы пришли и боролись так, что сегодня мы выиграли, мы уже победили! Сигурд здесь ни при чем. Скажите, кто здесь власть?» - воскликнул он. «Мы здесь власть!» - звучным криком ответила толпа. «Мы здесь власть!» - подтвердил Сигурд, а затем, выделяя каждое слово, оглушительно крикнул:

«Я ИДУ УБИВАТЬ ДРАКОНА!»

И прыгнул в пещеру.

Пещера была темной и узкой. Слышалось мерное капание воды. Далеко впереди виднелся мерцающий огонек. Сигурд приготовил меч и медленно пошел вперед. Вскоре огонек превратился в свечку, стоявшую на кондовом письменном столе. За столом сидел маленький щупленький человечек. Жиденькие волосы старательно зачесаны так, чтобы скрыть лысину. На огромном носу висело серебряное пенсне, скрывающее усталые бесцветные глаза. Человечек что-то усердно переписывал.

Сигурд был обескуражен. Он был готов встретить здесь кого угодно, но только не этого плюгавенького человечка. От удивления он даже опустил меч.

- Эээ, а ты кто?

- Я – Секретарь.- протараторил человечек, не поднимая взгляда от бумаг.

- Что значит Секретарь? Чей? – недоумевал Сигурд.

Секретарь презрительно фыркнул и, игнорируя вопрос, сказал:

- Его всемогущество Георг Благочестивый ждет. Как мне вас записать?

Сигурд был озадачен. Он даже не сразу понял о ком идет речь. Он никогда не задумывался о том, как зовут Дракона. Да и, в общем-то, зачем ему имя? Георг Благочестивый было явно самым неподходящим именем для Дракона.

- Меня зовут Сигурд! Я пришел, чтобы убить Дракона! – вдохновенно произнес воин.

- Проходите, - безразлично пробормотал Секретарь.

Озадаченный, Сигурд толкнул дверь и шагнул вперед.

Пред ним предстала огромная комната. Сверху до низу она была заполнена золотом и украшениями. Монеты, кубки, ожерелья, кольца и прочие сокровища были повсюду. Вся зала была заполнена ярким золотым светом.

Сигурд огляделся и увидел ход на другой стороне. К нему вела небольшая тропка. «Дракон скорее всего там», - подумал он и, подняв меч, двинулся к проходу.

Золото слепило глаза. Дорога оказалось не такой близкой, как он думал. При взгляде на сокровища у Сигурда в голове рождались мечты о счастливом будущем. Он был уверен в победе и уже мысленно делил добычу.

« Золото нужно отдать народу. Разделить его поровну. Чтобы каждый получил одинаково. Чтобы то, что столь нечестно отнял этот проклятый Дракон вернулось истинным владельцам. … Эх, как же хорошо будет! И каждый будет счастлив!»

Тут Сигурд с ностальгией вспомнил престарелых родителей, их маленькую покосившуюся лачужку и исхудалую коровку, которая уже толком не давала молока, и которую держали больше по доброй памяти. «Уж им-то точно надо побольше дать», - подумал он. Он представлял, как радуется его мать новой коровке, отец – новому тулупчику. Сердце его переполнялось любовью, а разум – решимостью убить Дракона.

Затем он вспомнил о молодой белокурой соседской девушке Ингрид, с которой он играл в детстве и которой в юности признавался в любви. Сигурд пообещал себе женится на ней после битвы. Он построит дом, заведет хозяйство. Ингрид родит ему детей. И будут они счастливо жить. Но хватит ли ему денег на все это? Ведь если все золото разделить поровну, ему, Сигурду Победителю Дракона и Спасителю народа, достанется как и всем не так много.

«Хм, думаю, будет честно, если мне достанется больше денег, чем другим. Ведь я, по сути, спасаю их от гнета Драконьего. Но тогда кому-то достанется меньше, а кому-то и вовсе не достанется ничего!» И тогда он решил лишить денег слуг Драконьих как наследников прежнего режима. Особенно Секретаря, этого мерзкого человечишку.

Затем Сигурда внезапно осенила мысль, что город останется без правителя, здесь начнется анархия и смута. Нельзя допустить беззаконие. Городу нужна сильная рука. Нужен кто-то способный сохранить мир и порядок. «Кто способен это сделать? Бургомистр был слишком предан Дракону. Он попытается вернуть все старое, все, с чем я столь долго боролся. А эти наивные юнцы, что так кричат о переменах, неспособны меч в руках удержать. Что там говорить об управлении городом. А вот я неплохо справлюсь… Да и кому еще могут предложить управление кроме меня, их спасителя и освободителя!» - думал Сигурд. Мысли о власти завладели им. Он представлял, как спасает город от последствий Драконьего режима, как он строит дороги, возводит дома молодым, помогает обездоленным, повышает зарплаты, помогает крестьянам, приглашает в город художников и музыкантов.

«Но деньги? Откуда взять деньги?» - стал рассуждать он. Им внезапно овладела жадность. Он стал бояться, что всего этого золота не хватит, чтобы построить обещанное светлое будущее. Тут появился стыд. Но решение пришло само собой.

«Зачем им золото? Что они сделают с ним? Пьяница пропьет его. Мот потратит на что-то совершенно ненужное. А эти проклятые торгаши (Сигурд ненавидел их всей душой) обманом вытянут поделенное золото у всех граждан. И тогда станет даже хуже, чем есть теперь. Нет! Этому не бывать! Уж лучше оно будет лежать здесь. Сохранней будет. А я уж прослежу, чтобы оно тратилось куда следует» - решил он.

Закончив с финансовым вопросом, он стал представлять, как будет проводить в жизнь грядущие реформы. Поняв, что те наивные сторонники, которые столь яро поддерживали его по пути сюда, вряд ли справятся с тяжелым бременем власти и ответственности, он решил, что пока не будет менять чиновников Дракона. Даже бургомистра и Секретаря он решил пока оставить. В конце концов, сам Сигурд никак не смог бы сразу разобраться во всем том ворохе бумаг…

Сигурд медленно приближался к ходу в конце пещеры. Золото весело позвякивало под ногами и сладко манило волшебным желтоватым светом. В нем хотелось купаться, его хотелось взять и не отпускать, не делиться ни с кем.

Все эти монеты, кубки, ожерелья, кольца, золотые тарелки и чашки, подсвечники, короны, диадемы, скипетры и цепи – все, создано для тебя. Только для тебя одного. Просто протяни руку. Это лучшее, что есть в жизни. Это и есть сама жизнь. Счастье, решение всех проблем…Просто протяни руку…

Толпа пребывала в томительном ожидании у входа в пещеру Дракона. Все склоки и ссоры прекратились. Нависла гнетущая тишина. Юные бунтовщики с надеждой вглядывались в тьму пещеры. Бургомистр нервно потирал руки. И только старики с безразличием продолжали заниматься своими делами.

Наконец из пещеры показался глашатай. Время, пока он поднимался на помост, казалось собравшимся вечностью.

«Человек умер», - воскликнул он.

По толпе пронесся истошный вопль, сочетавший в себе отчаяние, скорбь и удивление.

«Да здравствует Дракон! Бессмертный и непобедимый!» - закричал бургомистр.

***

По каменной мостовой, чеканя шаг, к вершине горы, на которой был в незапамятные времена возведен город, Зигфрид шел убивать Дракона. Глаза его излучали уверенность. Движения были легки и непосредственны. Весь вид его олицетворял слом существующей системы и воодушевлял на борьбу.

В сопровождении толпы сторонников и просто любопытных зевак он дошел до пещеры Дракона. И выступив с призывной речью, шагнул внутрь.

Пройдя по узкому темному тоннелю, Зигфрид с удивлением обнаружил маленького плешивого человечка в пенсне, сидящего за огромным письменным столом.

- Эээ, а ты кто такой?

- Я – Секретарь.- протараторил человечек.

- Что значит Секретарь? Чей? – недоумевал Зигфрид.

Секретарь презрительно фыркнул и, игнорируя вопрос, сказал:

- Его всемогущество Сигурд Освободитель ждет. Как мне вас записать?

Зигфрид был озадачен. Он никогда не задумывался о том, как зовут Дракона. Да и, в общем-то, зачем ему имя? Сигурд Освободитель было явно самым неподходящим именем для Дракона.

- Меня зовут Зигфрил! Я пришел, чтобы убить Дракона! – вдохновенно произнес воин.

- Проходите, - безразлично пробормотал Секретарь.

Озадаченный, Зигфрид толкнул дверь и шагнул вперед.


2014 г.

Мыслитель

Лилии для Маяковского, звезды для Экзюпери, пастор для крокодилов

или немного об очевидном

Несколько дней назад на странице в ВК выставил мудреную шутку: попсовую песню 90х годов авторства А.Айвазова "Лилии" представил как стихотворение В.В. Маяковского, посвященное Лиле Брик. Для пущей убедительности новый шедевр футуриста я оформил узнаваемой "ломанной" строкой, добавил фото задумчивого "автора", изменил шрифт текста.
Добавил "дату написания".
Вуаля.

На шутку неожиданно для меня купились многие. Может быть кто-то не слышал эту жутко привязчивую песню, кто-то не вчитывался в текст поста. Но факт остается фактом.
Отсюда напрашиваются несколько очевидных выводов.
1. Люди не проверяют информацию.
Забавно, что на днях в интернете широко обсуждали фейковую новость о съеденном крокодилами во время демонстрации библейского чуда пасторе.
2. Форма над содержанием
В общем-то, мне кажется, если бы не "ломанная" строка, не портрет справа, шутка с "Лилиями" не так бы удалась.
Собранные в наших головах штампы и шаблоны формируют наше мнение и восприятие. Не так давно несколько моих знакомых были убеждены, что фраза "Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно" принадлежит Экзюпери. И только потому, что он писал о чем-то похожем и в каком-то похожем стиле.
Здесь, кстати, я вижу еще одну довольно печальную вещь. О качестве произведения многие судят по автору. Если это признанный классик, Маяковский или Есенин, например, то произведение будет хорошим, качественным, а если какой-нибудь эстрадный песенник - то поверхностная попса.
От этого мне грустно в первую очередь потому, что еще сложнее разобраться, что такое хорошо, а что такое плохо в искусстве, и, собственно, почему.


#Маяковский #искусство #лилии
Мыслитель

Лермонтов и патриотизм

Интересно, если измерять по современным меркам, был ли Лермонтов патриотом?


Рисунок М.Лермонтова "Крестьянин, сидящий под деревом около избы"

М.Ю. Лермонтов
Родина

Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит ее рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья,

Но я люблю — за что, не знаю сам —

Ее степей холодное молчанье,

Ее лесов безбрежных колыханье,

Разливы рек ее, подобные морям;

Проселочным путем люблю скакать в телеге

И, взором медленным пронзая ночи тень,

Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,

Дрожащие огни печальных деревень.

   Люблю дымок спаленной жнивы,

   В степи ночующий обоз

   И на холме средь желтой нивы

   Чету белеющих берез.

   С отрадой, многим незнакомой,

   Я вижу полное гумно,

   Избу, покрытую соломой,

   С резными ставнями окно;

   И в праздник, вечером росистым,

   Смотреть до полночи готов

   На пляску с топаньем и свистом
          Под говор пьяных мужичков.



Пижон

У.С.Моэм "Пироги и пиво, или Скелет в шкафу"

Иногда романист, как всеведущий бог, готов рассказать вам все о своих
персонажах; но иногда бывает и иначе, и тогда он рассказывает вам не все,
что можно о них знать, а лишь то немногое, что знает сам; и поскольку,
становясь старше, мы все в меньшей степени ощущаем себя богоподобными, то
не следует удивляться, что с возрастом романист все более утрачивает
склонность описывать что бы то ни было сверх того, что он познал из
собственного опыта.

Все что остается от человека после смерти – это его вещи, фотографии и обычно бессвязный набор воспоминаний. Сейчас еще встречаются аудио и видеозаписи. Но вещи теряются, воспоминания забываются (или, что еще хуже, выдумываются). Так потомкам остается лишь несколько фотокарточек с уже неизвестными им предками. Эта печальная судьба ждет всех, вне зависимости от их статуса и известности при жизни. Сократ, Аристотель, Цезарь, Наполеон, Сталин… Знаем ли мы много больше, чем о них сказано в учебниках истории?
Когда умирает знакомый нам человек, мы начинаем перебирать его образы в своей памяти. В наших головах обрывки воспоминаний об умершем через призму нашего восприятия, сквозь череду эмоций, которые некогда он вызывал, формируют картину его личности. Часто неполную. Но все пробелы мы обычно заполняем своей фантазией. Вскоре от других людей мы узнаем новые детали биографии покойного, причем как правило такие же необъективные как наши. И чем больше мы углубляемся в изучении жизни умершего, тем менее гармоничной выглядит картина его личности в нашей голове.
Подобным образом главный герой романа У.С.Моэма «Пироги и пиво, или Скелет в шкафу» собирает свои и чужие воспоминания о «гении английской литературы» Эдварде Дриффилде и его первой жене. Попадая в места своей юности и молодости, Уильям Эшенден (привет, «Британский агент» :) ) вспоминает о своем первом знакомстве с Тедом Дриффилдом в провинциальном городке Блекстебл (привет, «Бремя страстей человеческих»), о литературных вечерах в Лондоне. Он пытается разгадать тайну личности этого писателя, найти его «Скелет в шкафу» (кстати, в книге «Скелетом в шкафу» называют первую жену, но это отнюдь не единственный «Скелет», даже не главный).
Но для меня эта книга была ценна не из-за сюжета. По правде говоря, сюжет в ней никакой. До последней главы вам будет трудно ответить, о чем эта книга и стоило ли вообще описывать казалось бы столь невзрачную биографию выдуманного писателя.
Для меня ценным стало другое. Я получал необыкновенное удовольствие, читая остроумные описания героев, ироничное развенчание мифов о литературных кругах, колкие комментарии о известных стереотипах.

я бы мог написать отличное маленькое руководство, которое позволило бы любителю
искусства, к полному удовлетворению художников, высказаться о самых
разнообразных проявлениях творческого инстинкта. Например, произнесенное
от всего сердца "Вот это да!" - показывает, что вы признаете мощь
безжалостного реалиста; "Это так искренне!" - скрывает ваше замешательство
при виде раскрашенной фотографии вдовы олдермена; тихий свист
свидетельствует о вашем восхищении работой постимпрессиониста; "Очень,
очень занятно" - выражает ваши чувства по поводу кубиста; "О!" - означает,
что вы потрясены, а "А!" - что у вас захватило дух.

В отличие от романа «Бремя страстей человеческих» здесь почти нет излишних деталей. Книга заканчивается ровно тогда, когда ты уже оценил ее прелесть, но еще не успел устать от нее.
Хочется похвалить язык автора за легкость и красоту. Но в моем случае уместнее говорить о языке переводчика А.Иорданского.
Пижон

Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног!

(Краткий отзыв)
Скотный двор Дж.Оруэлла – это остроумная, жалящая высококлассная сатира! Буквально с первых страниц ты погружаешься в эту фантасмагорию. От первой главы до последней подробно прослеживается история государства, в котором родились и жили либо мы сами, либо наши родители, СССР. Знатоки истории увидят здесь отсылки и на Сталина, и на Троцкого, и на Гитлера и на многих других. Вызывает удивление, что автор, не живший в России, так точно и четко смог передать детали ее развития в Советский период. Но уже не удивление, а ужас вызывает тот факт, что автор, написавший книгу в 1945м и умерший в 1950м, смог практически абсолютно точно описать будущее СССР.

Те несколько часов, что читаешь это творение, ты искренне смеешься и удивляешься той глупости, которую творят ее герои. В одних действующих лицах узнаешь известных личностей, в других – своих знакомых.
В конце, перелистнув последнюю страницу, становится не до смеха. Ты понимаешь, что овца или лошадь из Скотского хутора – это не только твой сосед, но ТЫ САМ.



«Четыре ноги хорошо, две ноги лучше!»
«Слава товарищу Наполеону!»


Скотный двор вокруг нас или вольные рассуждения по теме (Осторожно Спойлеры)Collapse )
Мыслитель

Сегодня умер сосед сверху

Сегодня умер сосед сверху. Казалось бы, что здесь необычного? Такое случается часто. Но в моем подъезде люди умирают с ужасающей регулярностью. Только за последний год здесь умерло человек десять. Почти каждый месяц нам в квартиру приходит старшая по подъезду: либо собирает деньги на похороны, либо раздает конфеты на помин души. Сегодня она пришла снова… С предыдущей смерти не прошло еще 40 дней…
Бодрого и вечно подозрительного кэгэбэшника из квартиры напротив убил инфаркт, активная жизнерадостная старушка с первого этажа странным образом скоропостижно скончалась после приезда родственников, алкоголик с девятого этажа не пережил второго инсульта, а его сын спустя полгода покончил с собой. И еще дядя Леша, дядя Ваня, дядя Петя и т.д. и т.п. Я даже не успеваю запоминать всех…
«Мрут и мрут… Освятить может подъезд?» - шепчутся старухи на лавочке.

А рядом, в соседнем подъезде, почти каждые выходные свадьба. Ранним субботним утром и в солнце и в дождь сюда приезжают свадебные кортежи: мерседесы с кичевым цилиндром на капоте, гигантские внедорожники с имитацией свадебного торта на крыше и дешевенькие жигуленки, обвязанные разноцветными лентами во всех местах, с наклейкой на бампере «Братва жениха». Играет музыка, поются песни. Под радостные возгласы жених выкупает невесту. Шум-гам, смех, веселая суета. И так почти каждую неделю.

Странная закономерность…
Tags: